Регистрация
Напомнить пароль

EUR / USD 1.1739 (-0.48%)|USD / JPY 112.6100 (0.50%)
ИндексМесяцГод
ММВБ+2.8%+4.5%
USD/RUB+3.0%-9.0%
EUR/RUB+2.6%+1.0%
Золото+3.5%-4.3%
Мы в соцсетях:

«Надо защищать права клиента всеми возможными способами» // Financial One

11.09.2017 Источник: Financial One

Директор департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка ЦБ РФ Лариса Селютина рассказала FO о новом законопроекте по регулированию брокерской деятельности

Банк России готовит законопроект по регулированию брокерской деятельности, который обяжет профучастников проявлять больше сознательности по отношению к своим клиентам, изменит условия использования свободных средств и активов клиентов, а также станет первым шагом по направлению к регулированию не на основе жестких правил, а на основе принципов.

Директор департамента рынка ценных бумаг и товарного рынка ЦБ РФ Лариса Селютина рассказала FO, какие именно изменения ожидают брокеров.


Лариса Константиновна, на какой стадии сейчас находится законопроект по регулированию брокерского бизнеса, когда закон может быть принят?

На данный момент готова концепция документа. Сам законопроект находится в стадии разработки и по плану должен быть в декабре внесен в Госдуму. Дальнейшее его продвижение будет во многом зависеть от позиции органов государственной власти.

Какова основная идея законопроекта?

Банк России уже начал движение в сторону регулирования на основе принципов. И этот законопроект – один из первых шагов в данном направлении. Действующее сейчас регулирование носит строго формальный характер. Это мешает Банку России оперативно реагировать на новые вызовы динамично развивающегося финансового рынка. Мы отстаем при установлении требований к новым услугам финансовых посредников. А отсутствие правил порождает недобросовестные практики. Поэтому регулирование на основе принципов будет базироваться на фактическом содержании услуги, а не на ее юридической форме.

Поясните, пожалуйста, что это означает для брокеров?

Это значит, что любая деятельность брокера, не подпадающая под закрепленные требования, но, по сути, являющаяся посреднической, будет рассматриваться как брокерская деятельность.

Какие важные моменты, затронутые в законопроекте, вы бы хотели выделить?

Во-первых, тему конфликт интересов. Мы установим признаки, позволяющие определить наличие конфликта интересов, в том числе при совмещении брокером брокерских услуг с услугами по консультированию или с услугами, оказываемыми эмитенту при размещении его финансовых инструментов. Также планируем, что в ситуации, когда конфликта интересов избежать не удается, брокер будет обязан уведомить об этом клиента.

Еще одной важная тема – это тема унификации маржинальных требований. Сейчас маржинальные требования действуют только на фондовом рынке, а на товарном и валютном рынках у нас нет полномочий регулировать плечо, хотя это необходимо. Мы уже имели прецедент на валютном рынке, когда клиент понес колоссальные убытки, так как не был ограничен в размере предоставляемого плеча. Нам потребуется расширить полномочия Банка России по установлению таких требований по отношению к сделкам брокера, совершенным в интересах клиента с иностранной валютой и с биржевым товаром.

Кроме того, в законопроекте будет затронута тема совершенствования механизма защиты имущества клиента при банкротстве брокера. Сейчас этот механизм не учитывает многоуровневых цепочек посредников на финансовом рынке, а ведь каждый последующий уровень снижает защищенность клиента.

Какие именно меры запланированы по защите имущества клиента?

Мы хотим закрепить в законодательстве универсальные правила сегрегации, разделения клиентских активов. У нас на сегодняшний день кредитная организация, даже если она имеет лицензию брокера, не хранит денежные средства клиентов на спецброкерском счете, как обычный брокер, который должен открыть в кредитной организации спецброкерский счет. Кроме того, мы хотим утвердить обязанность брокера, у которого открыт счет другого брокера, не зависимо от того, является он банком или нет, закрепить учет средств своего брокера-клиента отдельно от средств клиентов.

Эти положения еще будут обсуждаться с брокерами, или достаточно того, что они уже высказали свое мнение по поводу консультационного доклада?

Конечно, мы продолжим обсуждение. У нас есть правило, что любое важное изменение мы обсуждаем с профсообществом, чтобы для участников рынка оно не было неожиданностью.
Новые неправомерные практики

Теперь хотелось бы остановиться поподробнее на отдельных положениях законопроекта. Например, в докладе упоминается модель интернализации. Что она подразумевает?

Интернализация – это посредническая модель торговли ценными бумагами и производными инструментами за счет брокера. Классическая модель российского брокера строится на агентской схеме: выполнение поручений клиента происходит от имени брокера либо от имени клиента, но всегда за счет клиента. Суть интернализации заключается в том, что когда клиент подает поручение на покупку финансового инструмента, брокер вместо того, чтобы направить это поручение на биржу, продает указанный финансовый инструмент клиенту за свой счет, то есть «откупает» на себя. И при этом клиент не всегда может рассчитывать на лучшее исполнение, поскольку брокер продает ему активы за свой счет с наценкой, покупая их у третьего лица дешевле. То есть у нас получается ситуация, когда брокер оставляет у себя и спрэд, и берет комиссию с каждого клиента, что, на наш взгляд, является недобросовестной практикой.

Именно такая модель сейчас используется некоторыми посредниками в ситуации отсутствия регулирования. В то же время брокер должен зарабатывать только на комиссии, а исполнять поручение клиентов на лучших условиях.

Как вы намерены это изменить?

Интернализация в настоящее время не относится ни к одному из лицензируемых видов деятельности. Это позволяет осуществлять ее любому хозяйствующему субъекту даже без лицензии. На наш взгляд, включение интернализации в брокерскую деятельность, с одной стороны, позволит устранить эту проблему, а с другой, обеспечит наилучшую защиту интересов клиента. Мы изучили опыт развивающихся стран по внедрению таких кросс-агентских брокерских моделей вместе с моделями интернализации и увидели, что во многих странах это привело к перетоку ликвидности с их регулируемых рынков в нерегулируемые зоны, потому что брокеры стали аккумулировать ликвидность на себе, а не на бирже. В дальнейшем это негативно отразилось с том числе и на финансовой инфраструктуре.

Мы учли этот опыт и предлагаем конструкцию, исключающую в рамках интернализации сведения интересов клиентов брокера внутри самого брокера – так называемый запрет на сделки in-house. Каждая сделка с клиентом должна сопровождаться такой же зеркальной сделкой на тех же условиях, которые должны быть лучшими условиями для клиента. То есть мы говорим о том, что если ты купил у одного клиента по одной цене, то и продать ты должен по этой же цене. Такова суть нашей попытки уравнять интернализацию с традиционным агентированием.

В докладе Банк России подробно останавливается на новых услугах, таких как автоследование, магазин акций, продажа портфеля и т.д. Как вы намерены регулировать сервисы такого рода?

Действительно, на базе новых технологий сервисы брокеров постоянно видоизменяются. При этом происходит последовательная трансформация брокерских услуг в услуги, аналогичные управлению активами. На наш взгляд, сервисы автоследования, которые являются повторением сделок на счете клиента определенных сигналов, представляют собой экономический аналог ДУ. Почему? При пользовании подобным сервисом инвесторы несут достаточно большие риски, связанные как с бесперебойностью работы программного обеспечения, так и с рисками, возникающими в области конфликта интересов. Как правило, брокер, оказывая услугу такого рода, взимает комиссию за каждую сделку. При этом факт совершения сделки не зависит от подачи поручения клиента.

Мы считаем практику отнесения автоследования к брокерской деятельности не совсем добросовестной. У нас есть часть профучастников, которые делают автоследование в рамках ДУ, а часть – в рамках брокерской деятельности. Но если ты делаешь это в рамках ДУ, то там действует совсем другая система оплаты. Если нам удастся обозначить этот механизм как брокерскую деятельность, то мы в своих нормативных актах дадим оценку, что автоследование по своей сути все-таки ближе к ДУ.

Каких еще новых сервисов могут коснуться изменения в регулировании?

Мне бы хотелось отдельно остановиться на магазине акций. Все эти новые сервисы выходят сейчас за рамки брокерской деятельности, поэтому никоим образом не дают клиенту защиты тех прав, которую мы все время стремимся отразить в своих нормативных актах. Магазин акций предусматривает продажу акций как обычного товара с возможностью оплаты даже через интернет пластиковой картой. Такие сервисы, конечно, упрощают продажу услуг, делают их доступнее. Однако этот вид финансового посредничества сейчас не регулируется. Мы считаем, что здесь существует очень большая вероятность непонимания инвестором всех рисков, потому что раскрывается только информация, что акции покупать выгодно, а что за этим следует, клиент не видит и не знает. Тогда как очень важно предоставить клиенту информацию о рыночных рисках, связанных с инвестированием, а также о необходимости открыть счет в депозитарии и связанных с этим расходах и так далее.


Вопрос ответственности

Какие изменения произойдут в регулировании фидуциарной ответственности?

Фидуциарная обязанность – очень важная тема, но на сегодняшний день она не является регуляторной новеллой и сегодня она предусмотрена Гражданским кодексом. Она не исчерпывается только лучшей ценой, а рассматривает добросовестное исполнение поручения на наилучших условиях. В свою очередь, фидуциарная ответственность предполагает, что брокер возмещает клиенту убытки, если не докажет, что он объективно не мог исполнить это поручение на лучших условиях. Мы сейчас хотим законодательно расширить фидуциарные обязанности брокера и распространить фидуциарную ответственность на все правовые модели брокерской деятельности.

Сейчас у нас под фидуциарную ответственность попадает только модель классического брокериджа, однако, все остальные вышеописанные модели не попадают. Например, клиент может не знать, существуют ли в данный момент условия лучше тех, которые ему предлагает брокер. По этой причине мы хотим дополнить фидуциарную обязанность брокера обязанностью предоставлять клиенту информацию, необходимую для принятия инвестиционного решения.

Говоря о конфликте интересов, вы упомянули как пример связку клиент-брокер-эмитент. В каком-то еще контексте этот вопрос будет рассматриваться?

Мы хотим определить в законодательстве те практики, которые всегда находятся в зоне конфликта интересов, чтобы брокер знал, что раз он это делает, то это уже является нарушением. Я сейчас говорю о таких практиках, как фронтранинг. Это операция, когда брокер, получив от клиента поручение на приобретение крупного пакета акций, сначала приобретает небольшой пакет для себя, потом совершает сделку для клиента, толкает цену вверх и фиксирует у себя прибыль. Эта практика изначально признается недобросовестной.

Также недобросовестной практикой будет признан так называемый черри-пикинг, когда есть избирательный подход при исполнении поручений клиентов. Здесь устанавливается требование, что все однородные поручения должны исполняться последовательно по мере их поступления. Также как недобросовестная практика будет квалифицировано заключение сделок за счет клиентов, когда брокер искусственно раздувает их объем для получения большей комиссии. Важно признать, что эти практики будут считаться неправомерными и караться вплоть до отзыва лицензии.


Защита инвесторов

Что нового появится с точки зрения защиты инвесторов?

В этом контексте мы хотим рассмотреть вопрос об использовании брокером имущества клиента в своих интересах. Уже сейчас мы выявляем в рамках своей надзорной деятельности такие факты, как использование имущества клиентов в интересах брокера на основании условных многократных поручений. Само по себе использование имущества клиента с его согласия не вызывает у нас особых возражений. Но мы хотим ограничить использование имущества в случае с условными многократными поручениями. Если поручение используется брокером для закрытия позиции клиента при нарушении маржинальных требований или для целей переноса позиции, то есть для целей минимизации рисков, то мы считаем это вполне добросовестной практикой. Однако часто складывается ситуация, что на основании этих условных поручений, полученных от клиента один раз, брокер просто использует его имущество по своему усмотрению, зарабатывая на этом.

Проблема в том, что это выходит из-под регулирования брокерской деятельности. Брокер, например, берет бумаги клиента, направляет их в репо, получает под них деньги и направляет на развитие собственного бизнеса. В таком случае риски невозврата этого имущества лежат на клиенте, так как не охватываются регулированием брокерской деятельности. Эти аспекты мы тоже будем рассматривать и наказывать за подобные нарушения.

То есть брокерам запретят использовать имущество клиента?

Если мы будем выявлять подобные практики, где брокеры используют имущество клиента не для сокращения его риска, а для себя, то будем идентифицировать их как неправомерные. Профучастники говорят клиенту: «Вы нам дайте поручение один раз, чтобы мы каждый раз вас не беспокоили, когда нужно закрыть позицию». Если бумага резко упала в цене, точнее, начинает падать, нужно ее быстро реализовать, чтобы клиент потерпел минимум убытков – это нормальная практика. Но когда на рынке спокойная ситуация, у клиента лежат на хранении бумаги у тебя в депозитарии, а ты на основании этого поручения используешь эти бумаги и зарабатываешь на них деньги, надо решать этот вопрос: либо ты делись с клиентом, так как используешь его имущество для обогащения, либо не делай этого.

Но ведь все брокеры зарабатывают на бумагах клиента?

Да, но некоторые брокеры прописывают в договоре возможность зарабатывать на бумагах клиента и делятся с ним. Кроме того, у брокеров есть обязанность возвращать деньги клиента. В нормативных актах зафиксировано, что они должны это сделать не позднее следующего дня. Однако по ценным бумагам такой обязанности нет. Так что в случае возникновения непредвиденной ситуации на рынке клиент потеряет свое имущество. Правда, некоторые добросовестные участники сами включают в договор пункт, где обязуются вернуть не только средства, но и ценные бумаги на следующий день. Мы же хотим унифицировать эту практику с целью защитить клиентов.

Как вы думаете, подобные нововведения приведут к росту комиссий?

Это не факт. Мы же не планируем вводить ограничения на использование свободных денежных средств клиентов. Можно было бы, конечно, пойти и таким путем, но, мне кажется, это действительно убило бы брокерский бизнес, потому что в основном они зарабатывают на свободных денежных средствах клиента, передавая их в маржинальные займы другому клиенту. Мы пошли другим путем. Мы считаем, что ключевым риском для брокера, который использует активы и средства клиента, является риск ликвидности, который подразумевает неспособность выполнять свои обязательства перед клиентом в срок. По этой причине у брокера всегда должны быть ликвидные активы, позволяющие ему покрыть стрессовый отток денежных средств, возникающий, когда, например, ряд клиентов решили одновременно вывести свои деньги. Так что показатель краткосрочной ликвидности будет распространяться только на тех брокеров, которые используют денежные средства клиентов.

Мы этот нормативный акт уже разработали, и он сейчас находится на регистрации в Министерстве юстиции. Вместе с тем риски возникновения непредвиденных расходов брокера могут появляться и по другим направлениям его деятельности. Они не всегда могут быть учтены в нормативе ликвидности.

Второй акт, который у нас сейчас проходит согласование – акт о нормативе достаточности капитала профучастника. Этот норматив должен отражать, насколько собственный капитал профучастника способен покрыть его риски. Кроме того, в стадии согласования находится нормативный акт о требовании к системе управления рисками.

Брокеры смогут воспринять такое количество нормативных актов?

В принципе существует несколько подходов к снижению кредитного риска клиента. Один подход – это ограничение брокера в праве использовать денежные средства клиента в своих интересах. Второй – это установление требования к финансовой устойчивости брокера. Мы выбрали второй подход. Когда все эти нормативы будут сочетаться с системой управления рисками, это будет наиболее эффективно. Мы не запрещаем им пользоваться средствами клиентов, но заставляем очень четко управлять рисками за право использовать эти средства.

Тут же встает вопрос о компенсации в случае банкротства брокера. Как будет решен этот вопрос?

В данном законопроекте этот вопрос решаться не будет, мы идем поэтапно. Мы решили, что сначала введем эти нормативы и требования к финансовой устойчивости брокера и оценим, насколько эффективно это будет работать. Вопрос компенсации будет решаться в другом законе. Он прошел темой в нашем консультативном докладе и вызвал наиболее противоречивые отзывы со стороны профучастников. Кто-то выступил за создание компенсационного фонда, кто-то против, поэтому мы решили отложить этот вопрос.

На примере банковского сообщества видно, что появление страховки очень повысило интерес вкладчиков. Однако компенсационные механизмы не могут закрыть собой весь аспект защиты. Это только часть вопроса и, надо подчеркнуть, очень дорогостоящая. Так что сначала комплекс мероприятий по финансовой устойчивости, а потом можем вернуться к вопросу компенсации.

А жалобы клиентов, как и прежде, будут стекаться в ЦБ?

Да, но мы также возлагаем большие надежды на дисциплинарные комитеты саморегулируемых организаций. По закону о СРО у них появляются достаточно широкие полномочия. Хочется надеяться, что СРО также будут принимать активное участие по выявлению нарушений прав инвесторов, а не только лоббировать интересы бизнеса.

То есть клиент сможет пожаловаться не только в ЦБ, но и в НАУФОР или другую СРО?

Конечно. Более того, если мы сами в рамках надзорной деятельности будем выявлять негативные факты, мы будем направлять в СРО эту информацию и вместе бороться с нарушениями.


Новые полномочия ЦБ

Вы говорили про расширение полномочий Центробанка. А появится ли в связи с этим элемент оценочного суждения в данном законопроекте?

В этом законопроекте не планируется закрепить право Банка России на оценочное суждение. Но необходимость внедрения института мотивированного суждения у нас отмечалась в основных направлениях развития финансового рынка.

Как может помочь мотивированное суждение в борьбе с недобросовестными практиками?

У нас встречаются случаи исполнения поручений клиентов на условиях хуже рыночных. Клиент обычно не знает, где лучшая цена и брокер на этом зарабатывает. Дать оценку такому поведению можно, только применив мотивированное суждение, так как в данном случае будет даваться оценка недобросовестной практике поведения.

Вот, говорят: «Все так работают». Брокеры ищут, где заработать, никогда о каких-то аспектах не задумывались и у них сформировались эти практики. Мы будем с этим бороться, а мотивированное суждение позволит обеспечить баланс между применением жесткого регулирования и оценкой качественной характеристики деятельности финансовой компании. В борьбе с недобросовестными практиками мы все время идем по пути ужесточения регулирования, а от этого страдают добросовестные участники рынка. Мотивированное суждение позволит давать оценку конкретным негативным случаям. Я считаю, что это очень перспективно.

Если получится утвердить мотивированное суждение на уровне закона, рынок должен это приветствовать.

Какова была реакция брокеров на консультационный доклад? Какие пункты были одобрены, какие – наоборот?

Как я уже сказала, споры возникли только по поводу компенсационного механизма. В остальном доклад был воспринят позитивно. В нем многое было связано с анализом международной практики. Во всем посредническом бизнесе как в Европе, так и в США прослеживается тенденция к тому, что надо защищать права клиента всеми возможными способами, так что для наших профучастников эти изменения были вполне ожидаемы.

Беседовала Любовь Царева


Поделиться:
Подписаться на Twitter:
Follow Investfundsru on Twitter

11.09.2017 Лидеры рынка коллективных инвестиций (07.09.2017)
  11.09.2017 «Надо защищать права клиента всеми возможными способами» // Financial One
11.09.2017 Сбербанк предложит населению собственные вечные облигации // Ведомости